НПЦРиЗ - Peptides
8 (964) 775-53-758 (495) 125-81-75 Пн—Сб 10:00—19:00
Корзина 0 0 руб.

Выгодные условия доставки!

Кэшбек на покупки!

Каждый месяц новые акции!

Теории и причины старения

   Достаточно часто нас спрашивают: «Обратим ли процесс старения? Будет ли когда-нибудь создана таблетка от старения?» Эти вопросы волнуют многих. Давайте попробуем разобраться в них.

  Процесс старения генетически детерминирован, то есть предопределен. Он может протекать по физиологическому (нормальному) пути, а может — по ускоренному сценарию. В таких случаях мы говорим о постарении или же ускоренном старении организма. Безусловно, на сегодняшний день существует достаточно представлений о том, как происходит угнетение функций органов и систем opганизма. И, конечно же, сегодня существуют методы замедлить процесс старения организма и привести его скорость к нормальным физиологическим значениям.

    При своевременном вмешательстве удается отсрочить наступление «биологической осени» и продлить период активного долголетия. Речь идет о том, чтобы сделать жизнь человека насыщенной, а его самого максимально активным в 60, 70, 80 лет. Этим и занимается антивозрастная медицина. На сегодняшний день не существует никакой универсальной таблетки, но есть огромный арсенал средств, которые при комплексном применении позволяют продлить молодость. В частности, таких средств невероятно много в ассортиментном портфеле Peptides. Чтобы понимать, как они действуют, давайте разберемся в процессах старения организма, а именно в их ключевых моментах.

     Теорий старения существует большое количество. В 1950-х годах американским ученым Дэнхемом Харманом была предложена свободнорадикальная теория старения. Она состоит в том, что наши собственные антиоксидантные системы не справляются с объемом свободных радикалов (окислителей). Из-за этого повреждаются клеточная стенка и молекулы дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК) со всеми вытекающими отсюда последствиями. Окисление — процесс трудноконтролируемый, он может ускорять деградацию тканей, потерю клеточной массы, накопление ошибок и мутаций, которые собственные системы репарации не всегда в состоянии исправить. А иммунная система, в свою очередь, при появлении дефектных клеток в избытке, не всегда в состоянии с ними справиться: отследить, уничтожить и поддержать внутреннюю среду организма. Именно поэтому многие исследователи данной темы активно пропагандируют применение антиоксидантов для профилактики старения. 

     Другая теория старения связана с укорочением концевых участков хромосом — теломер. На концах хромосом есть защитные блоки, некие маркеры, показывающие, сколько раз клетке осталось делиться (то есть оставшееся количество жизненных циклов). При критическом укорочении теломер клетка подлежит добровольной утилизации — так запрограммировано природой. Таким образом, чем длиннее концы хромосом, тем дольше клетка может работать, функционировать и делиться. С каждым делением клетки концевые участки хромосом укорачиваются, и когда количество делений переходит за 46-47, концы хромосом оказываются практически голыми. В этот момент клетка получает сигнал, что «пора уходить на пенсию». В случае с теломерной теорией также существуют пропагандисты применения активаторов фермента теломеразы — строителя теломер.

   Теория старения, связанная с нарушениями активности генов, которые могут быть исправлены с помощью пептидов. Иными словами, это пептидная теория регуляции старения, разработанная в нашей стране. Основные ее положения базируются на том, что активность генов связана с наличием набора пусковых сигнальных молекул, которые называют регуляторными пептидами. С течением времени, а также под воздействием стрессов и нагрузок количество регуляторных пептидов уменьшается, вследствие чего снижаются активность генетического аппарата и воспроизводство белка. Ткань начинает недорабатывать или работает вполсилы.

     Кроме того, в ряде случаев какая-то часть клеток вообще может выйти из строя. Оставшиеся активные островки пытаются выполнять функцию всего органа или ткани, насколько это возможно. И работают на износ. Если принять во внимание, что подобное случается во всех системах организма, то можно говорить об ускоренном старении при условии дефицита пептидов. В 70-80-х годах прошлого века в России были разработаны прототипы современных пептидных биорегуляторов — корректоров различных функций организма.

      Существует теория старения, связанная с тем, что нервная система сдает свои позиции на фоне дефицита нейромедиаторов. Основные из них — серотонин, дофамин и самый известный — ацетилхолин, который участвует в передаче нервных импульсов между нейронами, а также от нейронов к мышцам. Дефицит нейромедиаторов, безусловно, сказывается на способности человека к коммуникации и познанию окружающего мира; на памяти, концентрации внимания и тонусе мышц (они деградируют). На сегодняшний день существуют средства, которые способны восполнить дефицит нейромедиаторов (например, дефицит холина). Это невероятно важно, поскольку именно нервная система отвечает на вопросы: что, где и когда будет происходить в организме. А вот сможет ли то или иное событие произойти в организме, зависит от того, насколько пострадали клетки. Это зависит еще и от эндокринной системы, а также от того, как работают сигнальные молекулы — пептиды. Если команда от нервной системы поступила, а пептидов мало, то она выполнена не будет.

       Необходимо понимать, что ни одна теория старения не объясняет его причин полностью, не задействуя другие теории. Почему? Потому что старение — это системный процесс. И его нужно рассматривать в виде пирамиды или айсберга, вершиной которого являются три основные проблемы: нарушение процессов стресс-адаптации, массовое (генерализованное) окисление и интоксикация. Если есть все три проблемы, то механизм старения можно считать запущенным, а целостность организма начинает трещать по швам.
Первым рядом последствий можно считать следующие:

  • нарушение работы нейроэндокринной системы;
  • нарушение гормонального баланса и регуляции сердечно-сосудистой системы; 
  • нарушение механизмов водно-солевого обмена;
  • нарушение работы иммунной системы; 
  • нарушение работы репродуктивной системы;
  • нарушение темпов обмена веществ, связанных с работой щитовидной железы; дефицит пептидов, который обусловлен нарушением работы генетического аппарата, а также снижением производства клетками белка. Если каких-то регуляторных пептидов больше, а каких-то меньше — нарушается экспрессия генов, и, как следствие, нарушается правильный синтез белка, могут быть синтезированы дефектные белки, что приводит к определенным негативным процессам в организме.

     Нарушение процессов стресс-адаптации, окисление и интоксикация вкупе с одним из первых последствий — нарушением гормональной регуляции — приводят к неправильной работе иммунной системы. Дело в том, что существует определенная взаимосвязь между эндокринной системой и иммунной. Надпочечники вырабатывают большое количество регуляторных гормонов. Одним из них является гормон стресса — кортизол, который при стрессе выбрасывается в кровь, что вызывает повышение уровня сахара и угнетение иммунной системы. (Во время стресса организм может получить повреждения, и чтобы их игнорировать и при этом оставаться в строю, ему требуется утихомирить иммунную систему.) Поэтому при затяжном стрессе может развиваться иммунодефицит. Надо учесть, что процесс адаптации к стрессу рассчитан на 1-1,5 недели, а если организм в прекрасной форме и молод, то этой адаптации хватит дней на 50. А что потом? Потом ресурс нейроэндокринной системы будет исчерпан — начнет неправильно работать гипоталамус, гипофиз, шишковидная железа, вслед за этим «выйдут из строя» органы репродуктивной системы, щитовидная железа и надпочечники. Они не в состоянии работать в условиях максимальной нагрузки. Гормоны выделяются нерегулярно, что приводит к появлению сахарного диабета либо к стойким нарушениям в иммунной системе. Она становится или угнетенной, или, наоборот, — гиперактивной, что приводит к развитию аутоиммунных заболеваний, сутью которых является атака собственных здоровых тканей при помощи антител, вырабатывающихся В-лимфоцитами. Именно поэтому очень часто после стресса развивается поражение клеток поджелудочной железы, псориаз, нейродермит, аутоиммунный тиреоидит и прочие нарушения. Однако не всегда стрессовая нагрузка заканчивается аутоиммунными заболеваниями. Как правилo, иммунная система не в состоянии должным образом восстановиться, и на фоне иммунодефицита возникают проблемы регенерации, нарушаются процессы отслеживания дефектных клеток. Снижается способность противостоять не только вирусам, но и возможность предотвращать развитие онкопатологии. 

  Как мы уже выяснили, все вышеперечисленные последствия нарушения стресс-адаптации, окисления и интоксикации взаимосвязаны. Ничто изолированно друг от друга не протекает. Но на этом проблемы не заканчиваются. Возникает следующий, второй, ряд последствий.

  1. Деградация тканей, связанная с ослаблением иммунной системы и дефицитом и пептидов, — это результат нарушения работы ДНК и синтеза белка. Срывы в работе иммунной системы, при помощи которой в том числе осуществляется обмен сигнальными молекулами и протекает процесс регенерации, приводят к нарушению синтеза коллагена, работы опорно-двигательного аппарата, нервно-мышечной и межнейрональной передачи импульсов. Вслед за этим может развиться старческое слабоумие, или деменция. Его возникновению способствуют еще некоторые дополнительные причины — диабет и атеросклероз, которые, кстати, тоже связаны с нарушениями функционирования нейроэндокринной и иммунной систем.
  2. Поражение сосудистой стенки при диабете и атеросклерозе, происходящее через воспаление, неконтролируемое и аутоиммунное.
  3.  Деградация сосудистой стенки и коллагена, ускоряющаяся вследствие ощутимой «просадки» уровня половых гормонов у мужчин и женщин. На этом фоне нарушаются механизмы поддержания уровня закиси азота в крови и правильных параметров свертываемости крови.

    Итак, в качестве второго ряда последствий мы имеем дело с пептидными, гормональными и аутоиммунными нарушениями, ускоряющими деградацию тканей: суставной, мозговой, нервной и др. Мы перечислили основные проблемы, которые наблюдаются в связи со старением. Ранние изменения гормонального баланса на фоне стрессовых нагрузок приводят к старению репродуктивной, иммунной, сосудистой, нервной систем, после чего начинает деградировать мышечная ткань, меняется структура коллагена, повышаются риски инфаркта, инсульта и тромбоза.

ВЫВОД
     В основе ускорения процессов старения лежит интоксикация, окисление, нарушение стресс-адаптации. Вслед за этим развивается нарушение гормональной регуляции, работы пептидов ДНК, синтеза белка, работы иммунной системы. Затем идет деградация тканей, появление атипичных клеток, иммунодефицита, аутоиммунных воспалений, гормонозависимых процессов (в том числе и гормонозависимых опухолей). Все это тесно переплетается между собой, вовлекая в процессы нервную и сосудистую системы, и приводит к ускоренному старению.

Гликация
  Есть еще один немаловажный момент, влияющий на процессы старения, — это гликация. Подробнее мы поговорим о ней в соответствующей главе. Процесс гликирования, как частный случай реакции Майяра, известен нам всем в кулинарии — она представляет собой образование корочки при жарке и карамелизации. Подобное происходит у нас с белками в организме. Представьте себе, что белки, соединяясь с избыточным остатком сахаров, начинают деградировать. Появляются соединения, нарушающие подвижность, активность белков. В результате чего страдают их ферментные, транспортные, структурные функции. В организме повреждается все, начиная от ферментных функций и заканчивая разрушением коллагена в коже, сосудах, суставах и костях.
    На начальных этапах процесс гликации (между прочим, тесно биохимически ассоциированный с окислением — действием свободных радикалов), по мнению ряда исследователей, может быть обратим. Это возможно за счет приема антиоксидантов, изменения образа жизни. Но в глобальном плане данный процесс всегда будет протекать, поскольку в организме нет эффективной системы борьбы с ним. Кстати, пока еще никто не выявил разумную степень активности гликации. Мы можем лишь следить за ней, наблюдая за уровнем гликированного гемоглобина и фруктозамина. И предпринимать все возможное, чтобы снизить ее активность.
     Гликация — процесс многостадийный, и в его результате образуются конечные продукты, с которыми организм не всегда в состоянии справиться. Они накапливаются, и измененные в структуре белки создают все больше проблем, дополнительно усложняя трудную жизнь стареющему организму. В результате гликации повреждаются не только белки, но и пептиды. С этим организму справиться проще, так как речь идет о малых размерах и молекулярных массах. Однако беда в том, что первыми с дистанции сходят именно пептиды. А если есть дефицит пептидов, белка, да еще и гликация, то на таком фоне пептидный дефицит становится гораздо более катастрофичным, то есть дисфункция и деградация тканей еще больше усугубляются. Таким образом, процесс старения ускоряется в 3-4 раза.

Peptides — территория здоровья
   В арсенале Peptides (а это и есть самая настоящая территория здоровья) есть много препаратов: антиоксидантов, пептидов, антигликантов, адсорбентов, помогающих решить эту проблему. Безусловно, одними пептидами не всегда можно справиться с возрастными изменениями. Есть, например, препараты «Панаксод» и «Комплекс 3D» на основе супероксиддисмутазы (СОД), «Трезвон», ускоряющие вторую фазу детоксикации. Третью фазу детоксикации можно усилить за счет препаратов для функционального питания: «Волюстом» и «Дигемакс». Есть пептидные биорегуляторы, влияющие как на отдельные органы эндокринной и иммунной системы, так и на все системы нашего организма. Есть пептидные препараты, действующие одновременно и на иммунную, и на нейроэндокринную системы: «Владоникс», «Эндолутен», «Кристаген», Revilab SL03, линейка муль- тифункциональных препаратов ML.
   С помощью новейших разработок мы стараемся повлиять на гормонозависимые и аутоиммунные состояния. Есть и препараты из онкосерии, которые прекрасно проявляют себя при аутоиммунных заболеваниях. Например, «Ревифорт» — препарат на основе бета-D-глюканов, полученных из высших грибов. 

   Если говорить о проблемах с нервной системой и дефиците нейромедиаторов, нельзя не упомянуть о таких препаратах, как «Церлутен», Revilab SL02, Revilab Ml03. У нас есть серия средств, содержащих холин, — «Мезотель Anti-Age» базовый, "Мезотель Бьюти», «Мезотель Нео», "Meзотель Табс», а также «Превин», предназначейный для профилактики инфаркта и инсульта. Холина битартрат, входящий в составы вышеперечисленных средств, влияет на состояние сосудистой стенки, на переносимость кислородного голодания. В результате его приема нормализуется сон, концентрация внимания, память, работа всего организма.
    Если брать проблемы с опорно-двигательным аппаратом, то у нас есть также целый спектр восстанавливающих препаратов: «Хондромикс», «Регенарт», и «Сигумир», «Карталакс», Revilab SL04, Revilab ML09.
   Мы рассматриваем организм как систему, поэтому Peptides — это территория здоровья. Мы видим проблемы и работаем с ними. Например, в работе по восстановлению длины теломер мы успешно применяем препараты, содержаащие пептид эпифиза, поскольку они показали свою теломеразную активность, способность увеличить число делений клеток. Возникает вопрос: не будет ли расти количество клеточного брака? Препарат эпифиза универсальный, он влияет на процессы стресс-адаптации, работу нейроэндокринной, иммунной, репродуктивной системы, поджелудочной железы, надпочечников, на работу антиосидантных систем. Он обладает онкопротективным действием. Согласно данным исследований, в результате приема «Эдолутена» увеличивались количество делений клетки, продолжительность жизни, по при этом не наблюдалось мутаций, поломок клеток. Именно поэтому мы в состоянии физиологично влиять на теломеразые механизмы, существенно замедляя процессы старения.
   В ассортименте Peptides есть первый в мире комплексный антигликантный препаратRevilab anti-A.G.E., который является одновременно и антигликантом, и комплексным антиоксидантом. Без него немыслима профилактика преждевременного старения с помощью только лишь антиоксидантов и пептидных биорегуляторов. Ведь он борется и с первичными, и вторичными продуктами гликации.
   В заключение хочу сказать, что старение на 40% зависит от генетики, а на 60% — от места проживания, образа жизни и контрмер, то есть мер своевременной профилактики. Как выясняется, подобных мер у нас более чем достаточно. 

Написать комментарий